История

СУДЬБА СОЛДАТА

16 сентября 2009 6737 просмотров

СУДЬБА СОЛДАТА
 

Его зарыли в шар земной,
А был он лишь солдат,
Всего, друзья, солдат простой,
Без званий и наград
...
Сергей Орлов
«Его зарыли в шар земной»
 


              На сайте есть раздел об известных личностях посёлка. Несомненно, мы должны сохранить память о людях, чей личный вклад в развитие Белых Берегов их современниками и даже потомками был оценён как выдающийся.
                Вместе с тем, нельзя забывать и тех, кто был, как принято говорить, простым человеком. Ведь, в основном, трудами простых людей создан и существует наш посёлок. Никто не называет героями людей, работавших в сыром котловане на строительстве БРЭС, или осушавших торфяные болота, а затем, в трудный для Родины час, оставивших свои дома, семьи, чтобы стать солдатами. Но оттого, что они не были признаны героями и не попали в категорию выдающихся, вклад их в общее дело не стал менее значимым. Их героизм — это героизм повседневности. Поэтому имен их история не знает, в лучшем случае только численность: проживало столько-то, ушло на фронт и не вернулось столько-то. За этими цифрами скрыты живые люди с их надеждами и опасениями, планами и переживаниями.
                    Об одном из таких людей и хочу написать.
                Сразу же оговорюсь, он не был ни уроженцем, ни жителем нашего посёлка. Скорее всего, он даже никогда его не видел. Быть может, даже и не подозревал о его существовании.
                   Зачем же тогда, могут меня спросить, писать о нём на сайте Белых Берегов? Отвечу. Он был солдатом. И вместе с другими такими же солдатами, противостоял нашествию врага на нашу землю. И даже будучи раненым, он не сдался, не вышел из борьбы на милость победителя, а упорно шёл за отступившей армией, чтобы вновь встать в её ряды.
                   Не хочу никого обидеть, но если опросить сто жителей посёлка, по крайней мере, среднего и старшего возраста, назвав им среди фамилий людей, которых теперь принято называть известными, фамилию Соколов, то по количеству правильных ответов на вопрос последний будет лидировать.

              Никакого парадокса в этом в нет, иногда история сама ставит всё на свои места.
             Именно о нём, об Александре Матвеевиче Соколове — простом человеке и его судьбе хочу я написать.
            Многим, увлекавшимся лыжными прогулками, доводилось ходить из года в год одним и тем же маршрутом через Аховские луга, поле вблизи д. Бабинка, затем через р. Снежеть и далее. Проходя через местность, сохранившую название бывшего поселения, Круча, лыжники, шедшие в направлении посёлка, слева от себя видели оградку и установленный за ней обелиск с надписью Соколов А. М.
            Так сложилось, что у памятника обычно останавливались, чтобы помянуть не весть как оказавшегося и сложившего в этом глухом месте свою голову, человека. Именно из-за обелиска маршрут этот местные острословы называли - «проведать Матвеевича».
                Но ничего оскорбительного в их словах не было, потому что летом добраться к месту захоронения было затруднительно, а зимой, именно лыжники, утаптывали сугробы вокруг памятника, чтобы к нему было удобно подойти, убирали упавшие на могилу ветки, сметали с обелиска снег.
                Практически никто, за исключением небольшого числа жителей посёлка, точно и не знал, кем был человек, чьё имя значится на памятнике. Отсутствие информации при наличии живого интереса, порождало домыслы. Так возникла легенда о сбитом и расстрелянном лётчике. В логику этого объяснения укладывалось, как то, почему кадровый военный оказался в лесу, так и то, что там делали немцы. Поскольку никто уже не помнил, что до войны вблизи этого места был посёлок заготовителей торфа. Никто из нас не знал, как я уже писал в другой заметке, и то, что это не могила, а, по существу, памятный знак, наподобие тех, что сейчас устанавливают вдоль дорог, погибшим при автотранспортных происшествиях.
                С самого первого похода к обелиску, меня интересовало, почему этот немолодой, что было видно по фотографии человек, оказался в действующей армии, и как он оказался в наших лесах.
            Со временем, часть информации удалось получить из общения со старожилами посёлка, остальное - восполнили документы и мемуарная литература (Валерий Киселев, «Краткий очерк боевого пути 137-й стрелковой дивизии», его же «Однополчане», Нижний Новгород, 2005 г).
           Посредством Интернета в архивах Министерства Обороны удалось обнаружить Приказ №1227 от 08 декабря 1942 года «Об исключении из списков». В нём под номером 195 значится, цитирую, - «Техник-интендант 1 ранга Соколов Александр Матвеевич — начальник обозно-вещевого снабжения 137 стр. (стрелковой — здесь и далее примечания мои) дивизии. Пропал без вести 14.10.41 г». В книге, «Документы, уточняющие потери» под №62, помимо изложенного выше, значится: 1903 год рождения, место рождения Горьковская область, назначение - 773 сп (стрелковый полк), на службе в Красной Армии с 1941 года, жена — Соколова Антонина Константиновна.
              В Книге памяти Нижегородской области о Соколове имеется две не совпадающие записи.
            Первая - на стр. 188 т. 2 помимо уже изложенных выше сведений, информирует, что он родился в д. Малая Мясиха Ветлужского района Нижегородской области.
              Вторая — на стр. 608 т. 13, сообщает, что у него было воинское звание старший лейтенант и он погиб в бою, похоронен в дер. Белые Берега Брянской области.
       Надо отметить, что несовпадение в сведениях внесло существенные затруднения в поиск.
          Установить, каким образом Соколов А. М. оказался на Брянщине, при отсутствии других сведений, можно было только по боевому пути воинского формирования, в котором он служил. А здесь как раз и было расхождение, которое в начале не было заметно.                         Поиски снова зашли в тупик, когда вдруг выяснилось, что в структуре 137 сд не было 773 сп. В непростой ситуации выбор соединения пришлось сделать, ориентируясь на известные данные о месте рождения Соколова. Этим признакам отвечала только 137 сд. Как показал дальнейший поиск, выбор оказался правильным.
                Судьба человека и судьба воинского соединения на определённом отрезке времени оказались тесно связаны.
                137 стрелковая дивизия являлась кадровой и была сформирована 9 августа 1939 года в г. Арзамасе Горьковской области. Во время войны с Финляндией, часть её бойцов и командиров принимала участие в боевых действиях на Карельском перешейке. И этот страшный опыт оказался позднее востребованным и имел положительное значение, для входивших в неё бойцов и командиров, и для страны, подвергшейся нападению.
                 И здесь я перехожу к тому, как Соколов оказался в дивизии.
                Предвоенная жизнь Александра Матвеевича, была такой же, как у многих людей из его поколения, живших, в период, когда война сменялась революцией, а революция новой войной, когда люди стремились получить образование, а страна испытывала нехватку в кадрах.
 Александр Матвеевич родился 28 декабря 1903 года, в семье крестьянина-середняка, в деревне Малая Мясиха Ветлужского района Нижегородской области.
                C 1911 по 1915 год он учился в сельской школе. В семье, кроме него, было 3 брата 2 сестры. Он был старшим и поэтому, когда в 1915 г. его отца призвали в армию, ему пришлось оставить обучение, чтобы помогать матери.
                В 1919 г. Соколов А.М. вступает в члены коммунистического союза молодежи и в мае этого же года по решению комсомольской организации вступает в продотряд в качестве красноармейца и служит в нём до конца 1919 года.
                В мае 1920 года он вступает в ряды РКП(б) и вскоре по решению Волкома (волостного комитета) РКП(б) вновь уходит в продотряд уже в качестве продкомиссара и находится на службе до конца 1921 года, а затем из-за болезни вновь возвращается в деревню.
             В начале 1923 года он вместе с товарищами уезжает в Нижний Новгород, где поступает в 5-й дивизион войск ОГПУ в качестве добровольца-красноармейца.
              В октябре 1924 г. Александр Матвеевич демобилизуется и по решению Губкома (губернского комитета) РКП(б) направляется на работу в Губпроизводсоюз и учится на 6-месячных курсах инструкторов.
              В августе 1928 года по решению партийной ячейки он переходит на работу в контору по обслуживанию общества потребителей, сначала в качестве торгового агента, а затем управляющим этой конторой, т.к. в этот период он учится на вечерних 2-х годичных курсах торгово-банковских администраторов. По окончании этих курсов Крайком направляет его на работу в один из районов области в качестве председателя правления райпотребсоюза, где он работает до марта 1932 года.
                В марте 1932 года Крайком направляет Соколова в ТОРГ в качестве коммерческого директора, где он проработал до августа 1932 года. В это же время Александр Матвеевич отпущен учиться на рабфак госуниверситета, в котором он учился и работал главным бухгалтером. Однако, учиться пришлось только до ноября 1933 года, а потом по решению горкома он был отозван и направлен на работу в горкоопит в качестве управляющего конторой по снабжению школ г. Горького, где он проработал по февраль 1934 года, а затем вновь по решению горкома был направлен для укрепления работы по снабжению на комбинат им. М.И.Кутузова в качестве заместителя директора по  рабочему снабжению и председателя правления ЗРК.
                 С февраля 1935 года до мая 1939 года он работает на комбинате им. М.И. Кутузова в должности начальника снабсбыта.
               В июле 1939 года переходит на работу в Горьковский государственный сельскохозяйственный институт на должность помощника директора по административно-хозяйственной части.
                 В январе 1940 года освобожден от занимаемой должности в связи с уходом в РККА, где стал служить в 137 Горьковской дивизии 771 стрелкового полка техником-интендантом I ранга.
               Трудовой путь Александра Матвеевича в предвоенный период выглядит хаотичным и непонятным (переходы с военной службы на гражданскую и обратно, частая перемена мест работы и т.д.) Однако, для тех, кто знаком с историей страны этого периода, биография Соколова не будет выглядеть запутанной. Это был период разрухи и голода, когда человек должен был искать место приложения сил, ориентируясь, в том числе, на денежное и иное содержание. Наконец, члены партии в выборе места работы часто зависели от того, куда направляла партия. Не будет для людей интересующихся историей восприниматься как нечто необычное и то, что в описанный период Соколова несколько раз исключали и вновь восстанавливали в партии. Что, конечно же, сказывалось на карьерном росте (подъёмах и спадах). Его призыв в армию в 1940, полагаю, был вынужденным, являлся следствием прошедших в ней чисток 1936-1937 годов.
           Вот так Соколов оказался в 137 сд, к этому времени он был уже женат, в семье подрастали две дочери.
             В мае 1941 г. 137-я сд убыла на летнюю учёбу в Гороховецкие лагеря, там её и застала война.
           В 12 часов дня из выступления Молотова по радио служившие узнали, что стали солдатами в полном значении этого слова. Дивизия вернулась к месту своего постоянного дислоцирования в г. Горький.
           С апреля 1941 г. типовой штат стрелковой дивизии военного составлял 14 483 человека.
                 Стрелковые дивизии в мирное время содержались по уменьшенным штатам, вследствие чего их численность могла составлять от 6 до 12 тыс. человек. Но даже при максимальной численности по штатам мирного времени ввиду начала войны дивизия являлась неукомплектованной и все входившие в неё соединения, нуждались в пополнении личным составом, вооружением и техникой.
                 Поэтому, с началом войны перед отправкой дивизии на фронт, было принято решение о её доукомплектовании путём мобилизации жителей региона призывного возраста. 23 июня в казармы стали прибывать первые мобилизованные из рабочих районов Горького, из колхозов Павловского, Богородского, Дальне-Константиновского, Арзамасского районов области.
 26 июня 1941 года, принявшая пополнение дивизия отправилась на фронт.
                 Далее судьба Соколова, всецело зависела от превратностей военной жизни и была связана с дивизией.
               Говоря о должности, которую он занимал, необходимо пояснить следующее. В дивизиях военного времени при начальнике военно-хозяйственного снабжения были созданы отделения обозно-вещевого и продовольственного снабжения.
           Как усматривается из ряда документов, к ведению обозно-вещевого снабжения относилось: ремонт обозов, пошив и ремонт кожевенного и текстильного имущества (ботинки, сапоги, гимнастерки и т.д.) и некоторые другие функции, снабжение кухнями, термосами и т.п.
             Административно-хозяйственный состав Красной Армии носил особые звания, установленные Постановлением ЦИК и СНК СССР от 22.09.35 года.
           В соответствии с этим Постановлением, при зачислении в штат дивизии на должность начальника ОВС, Соколову А. М. было присвоено специальное (по должности) звание — техник-интендант 1 ранга, которое соответствовало общевойсковому званию старший лейтенант. Именно этим вызвано и разночтение в указании его звания в разных источниках. Если исходить из должности и подразделения, то, несомненно, правильным будет техник-интендант 1 ранга (так же, как, например, капитан 1 ранга, приравнивается к полковнику, но писать его звание, как полковник, по сути и по форме неправильно).
            Согласно Боевому уставу пехоты Красной Армии, подразделения и службы ОВС должны были располагаться у тыловых границ соответствующих боевых подразделений первой линии (например, ОВС полка ближе к тыловой границе полка, глубина которой составляла от 8 до 12 км от передовой линии).
                Во время боевых действий, руководство ОВС дивизии должно было находиться во втором эшелоне.
               Таким образом, по существу, Соколов А. М. был назначен на должность, которая, формально не требовала ежеминутного риска, если таковое вообще возможно в условиях войны.
              По боевому расписанию Генштаба 137-я сд должна была действовать на Западном направлении. 29 июня первые эшелоны прибыли на станцию Орша, где разгрузились и начали занимать оборону вдоль Днепра.
                                           Многим из нас из курса истории и документальной хроники известно о неразберихе, царившей на разных участках фронта в начале войны, о множестве захваченных в плен наших бойцов и командиров. Помните об этом, когда будете читать, как сражалась 137 сд.
              13 июля по приказу командования дивизия вступила во встречный бой с частями 4-й тд (танковой) и 10-й мд (моторизованной) дивизий противника в районе юго-западнее Чаус (город в 41 км от Могилёва, ныне Республика Беларусь). Не смотря на то, что боестолкновение носило встречный характер, в течение дня боев противник был отброшен на 5-7 км, потерял до 30 танков и до 1 тыс. человек пехоты. Части 137-й сд освободили из окружения штаб 45-го ск (стрелкового корпуса) во главе с его командиром.
              Итогом первого боя было то, что противник на участке южнее Чаус не только был остановлен, потерял сутки, но и понес большие потери.
              Однако, уступая противнику в силах и средствах, дивизия не смогла выполнить задачу по ликвидации его Быховского плацдарма, поэтому к вечеру 13 июля части 137-й сд были обойдены с флангов и в составе всего 20-го ск (стрелкового корпуса) попали в окружение.
               В ночь на 14 июля части 137-й сд начали осуществлять выход из окружения в общем направлении южнее Чаусы на запад. На прорыв пошли с утра 19 июля. В течение двух суток через шоссе за реку Сож прорвались главные силы дивизии. Части дивизии, не просто вышли из окружения, но в ходе прорыва через Варшавское шоссе уничтожили 15 танков, 35 автомашин, 6 орудий, 21 минометов и до 200 гитлеровцев.
               При прорыве окружения дивизия понесла значительные потери, так, например, из 12 командиров батальонов за Сож вышли только трое.
                В боях при прорыве из окружения погиб командир 20-го ск генерал С. Еремин и почти весь штаб корпуса.
              Вырвавшись из окружения, дивизия не только сохранилась как боевая единица, но и обеспечила прорыв главных сил 20-го ск и тыловых частей 13-й армии.
             По выходу из окружения в конце июля 41-го дивизия была пополнена личным составом из других соединений и была придана в подчинение 45 ск и в его составе в начале августа была переброшена на правый фланг 13 армии с целью перерезать Варшавское шоссе в районе Кричев-Рославль. Выполняя поставленную задачу, части дивизии 7 августа в районе села Милославичи перешли в наступление против частей 7-й пд (пехотной) противника и овладели населенными пунктами Казкань, Киселева Буда, но полностью выполнить поставленную задачу не смогли, и с вводом противника в бой новых частей, наступление наших частей на этом участке фронта остановилось.
              За трое суток в районе Милославичи противник в боях с частями 137-й сд потерял до 2,5 тыс. человек, 20 танков, десятки орудий и минометов. Серьёзные потери понесла и дивизия. Некоторые её полки потеряли убитыми и раненными до половины своего личного состава (в частности, 771 сп).
         Утром 9 августа из района западнее Рославля в направлении Родня — Костюковичи перешел в наступление 24-й мк (механизированный корпус) противника, главный удар которого пришелся по боевым порядкам 137-й сд.
            Измотанная боями, испытывавшая недостаток в людях и вооружении, дивизия с боями вновь вынуждена была отступать в направлении на Сураж.  
                  В районе Суража части дивизии вновь попали в окружение, из которого прорывались разрозненными группами.
               28 августа уцелевшие части 137-й сд вышли из окружения в леса южнее Трубчевска. Несколько дней части дивизии обороняли Трубчевск, не имея связи с соседями, за что 137-я сд была отмечена благодарностью Верховного Главнокомандующего И. Сталина.
                 Для тех, кто среди множества информации утратил последовательность событий, подчёркиваю, что это было уже второе окружение дивизии с момента прибытия её на фронт.
                 Я не отвлёкся от темы повествования и не забыл, кому оно посвящено.
            Понимаю, что читающих эти строки более интересует вопрос, как происходившее влияло на судьбу начальника ОВС дивизии Сколова А. М.? Что происходило с ним лично?
                 Точной информации на этот счёт мне собрать не удалось.
                 Однако, основываясь на косвенных фактах, можно высказать обоснованное предположение, что на момент выхода частей дивизии из второго окружения, Александр Матвеевич оставался в строю. Он исполнял свои обязанности и даже не был ранен, по крайней мере, не имел тяжёлых ранений, в противном случае при выходе из окружения и воссоединении с другими регулярными частями Красной Армии, он был бы эвакуирован в тыловой госпиталь и не погиб в Брянских лесах.
                Также обоснованно можно утверждать, что свои обязанности и поручения командования он исполнял надлежаще и добросовестно, поскольку, как мы знаем, он не был разжалован или перемещён.
             С такой же долей достоверности исходя из того, что дивизия часто вела бои в окружении, была неукомплектована, постоянно испытывала нужду в командных кадрах и т.д., можно предположить, что Соколову часто приходилось исполнять обязанности, не свойственные его должности.
              Бывший в гражданской жизни добросовестным и законопослушным гражданином (в противном случае его бы не призвали и, во всяком случае, не поставили бы на руководящую командную должность) Александр Матвеевич, возобновив военную службу, стал добросовестным и грамотным офицером.
                К 10 сентября части 137-й сд, преследуя отходящего противника, вышли на реку Судость в районе Баклань, где заняли оборону. Было предпринято несколько попыток захватить плацдарм на Судости.
             Обстановка несколько нормализовалась и 20 сентября в дивизию приезжала делегация из г. Горького. Шефы доставили 11 грузовиков, 4 орудия, 2 броневика, легковую автомашину для командира дивизии, а также подарки и письма от трудящихся горьковских предприятий.
                  К концу сентября дивизия значительно восстановила боеспособность.
                  Теперь личного состава в ней насчитывалось 5200 человек (вспомните, что из Горького на фронт выехало свыше 14 тыс. человек, а также то, что дивизия несколько раз пополнялась). В дивизии имелось 130 автомашин, но с артиллерией дело обстояло плохо - всего несколько орудий.
                 С начала боевых действий к 1 октября 137-я сд уничтожила и вывела из строя 9 тыс. гитлеровцев, более 80 танков, десятки орудий, минометов, автомашин, 4 самолета.
                  Читая эту статистику, необходимо помнить, что 137 сд находилась в полосе наступления группы армий «Центр» — самой мощной из трёх групп армий нацистской Германии, сосредоточенных для нападения на СССР.
                   30 сентября 1941-го гитлеровцы начали генеральное наступление на Москву, в результате в начале октября 137-я сд в составе 3-й армии вновь оказалась в окружении в районе западнее Трубчевска. Это было третье с начала войны окружение 137 сд.
            И здесь я перехожу к заключительной и самой тяжёлой части своего повествования.
7 октября 137-я оставила рубеж реки Судость, в ночь на 8 октября совершила 60-километровый марш и 9 октября переправилась через реку Десна.
          12 и 13 октября части 3-й армии, в которую входила дивизия, вели упорные бои с 10-мд и 3-й тд противника на реке Навля. В результате сложившейся обстановки управление частями было нарушено.
         14 октября управление дивизии, 246-й обс, остатки 497-го гап и 624-й сп прорвались из окружения.
     771-й сп, в котором, по отдельным свидетельствам, находился Соколов, 409-й сп и 169-й осб, отрезанные от штаба дивизии, прорывались и выходили из окружения самостоятельно.

          Военное счастье переменчиво – 771 полк с потерями, но всегда выходил из предшествующих окружений. И вот именно теперь, когда дивизия шла на прорыв своего последнего окружения, он, неоднократно выручавший другие подразделения, прорваться не смог.
        В этих боях, как это можно заключить по последующим событиям, А. М. Соколов не вышел из окружения, именно поэтому, он был исключен из списков части 14 октября 1941 года, в дату, когда вышли из окружения ряд подразделений дивизии, включая её штаб.
                Но он был жив.
                Ему ещё предстояло дойти лесами от Навли до посёлка Круча вблизи Белых Берегов.
                Сейчас по дороге расстояние от Навли до Белых Берегов составляет 51 километр.
                Находившимся в немецком тылу частям нужно было избегать дорог, по которым двигались колонны войск противника. Предстояло идти, держась от них на удалении, лесами и болотами.
                Мне неизвестно, и теперь уже не установить, получил ли Соколов ранение, которое ограничивало его способность к передвижению тогда, при попытке вырваться из третьего по счёту окружения, или это случилось несколько позже. С учётом ряда обстоятельств можно предположить, что оно было получено несколько позже, при прорыве через дорогу. Одно известно с достоверностью, он был ранен в ногу, ранение оказалось тяжёлым, поскольку была повреждена кость. Полученное ранение (или его последствия) не давало ему возможность самостоятельно передвигаться, и с определённого момента его несли на руках.
              Оставшиеся в окружении части дивизии действовали самостоятельно, пробиваясь из окружения разрозненными группами и в разных направлениях.
                 Одни выходили в направлении на Щигры Курской области (как показало дальнейшее, это был самый удачный выбор), другие на Орёл и Тулу, ещё не зная, что Орёл уже был захвачен.
                  Вот как повествует о дальнейших событиях их очевидец и участник, житель посёлка Александр Васильевич Новиков, привожу его рассказ.
                «В 1941 году мне было 17 лет. В октябре месяце в темное время суток, мы, молодежь, сидели в доме пожарников, к нам подошла группа, примерно 10 человек солдат. Спросили, есть ли немцы и попросили временно оставить командира, чтобы мы его приютили. Они сказали нам, где они его оставили. Мы в темноте пошли, покричали, он отозвался. Он был на заправке, приблизительно в 150 метрах от гаража была площадка для заправки тракторов, там стояла будка для хранения ГСМ.
                 Старший лейтенант Соколов Александр Матвеевич сидел около будки.
               Мы перенесли его в барак рядом с домом пожарников (тесовое строение, внутри обшитое фанерой, с длинным коридором, по сторонам которого были большие помещения, там жили бригадами).
                Ранение у него было пулевое в щиколотку правой или левой ноги, вследствие чего он не мог идти самостоятельно.
                Одна из женщин предложила взять его к себе и сказать, что он ее муж, но он отказался, сказав, что у него жена и две дочери.
              Примерно, недели полторы – две он проживал, пока к нам из Белых Берегов не нагрянули немцы и стали прочесывать бараки.                      Соколов был вооружен пистолетом – наган, при нем был планшет с картой, партийный билет, - он ничего не выбросил.
               Немцы вывели его и погнали к складу горючего вблизи поселка. Расстреляли его, приблизительно в 200 метрах от столовой.                   Мы захоронили Соколова в месте обнаружения тела. Нас было четверо: я, Иван Кривошеев, Иван Изотов, Жорж Ковалев. Там было низкое место, могилу вырыли, примерно на два штыка лопаты и пошла вода. Подослали тонким слоем ельник и положили. Он был в шинели, гимнастерке, галифе, пилотке, но не было сапог. Я нашел медальон с адресом. Убит он был выстрелом в голову
».
                 Никто, из проживавших в посёлке, под угрозой репрессий, не мог приютить Соколова у себя дома.  
                Существовал приказ немецкого командования, согласно которому обнаруженные в лесной зоне в военной или полувоенной форме, а также гражданские лица без документов, подлежали расстрелу на месте. Расстрелу подлежали и те, кто их укрывал. Поэтому никто не взял Соколова себе в дом. Тем не менее, он не был оставлен без помощи вообще. За ним ухаживали, с ним делились последним.
                Исходя из хронологии событий: попытка прорыва 14 октября, время на переход от Навли до Белых Берегов, двигаясь подальше от дорог, наличие в группе раненого - 3-5 дней, время проживание в посёлке Круча полторы – две недели, можно обоснованно предположить, что Соколов был расстрелян в начале ноября 1941 года.
                Могилу Соколова молодые люди никак не обозначили, чтобы над ней не надругались, а также для того, чтобы не были подвергнуты репрессиям за это другие жители.
                После похорон парни решили пробираться за линию фронта, чтобы вступить в ряды Красной Армии. Один из них, Ковалёв, взял себе документы погибшего, а Александр Васильевич Новиков запомнил, что в документах было написано д. Мясиха Горьковской области и фамилию.
                   В период оккупации жители оставили посёлок, после чего он сгорел. Доказательств тому, что его сожгли немцы, нет.
                  После войны Новиков вернулся в Белые Берега в конце 1950-х и только тогда узнал, что Ковалёв и остальные, участвовавшие с ним в захоронении умерли или погибли.  
                 Помня название области и деревни, Новиков написал туда письмо, которое попало брату погибшего.
              Первой в поселок приезжала дочь Соколова Дина. Новиков вместе с ней и с другими родственниками пытался отыскать место захоронения, но попытка не увенчалась успехом.                                                Памятник в месте расстрела был установлен работниками депо ст. Пальцо, примерно, в 60-х годах.
        В 90-м году, зять Соколова, с согласия руководства посёлка, закрепил на восточной стороне постамента братского захоронения гранитную доску с его именем.
       В 2001 году группа энтузиастов под руководством А. В. Новикова предприняла ещё одну попытку к отысканию места захоронения, которая также не увенчалась успехом, в том числе, из-за массовой вырубки леса, сильно изменившей ландшафт, что повлекло за собой утрату ориентиров, существовавших на местности.
                   Работая с материалом о боевом пути 137 Горьковской дивизии, неожиданно для себя столкнулся с описанием зверств оккупантов, совершённых в непосредственной близи от нашего посёлка. Все мы с детства знаем о страшной судьбе, постигшей жителей деревни Хацунь. Смею предположить, что мало кто знает, что не менее жестокая участь постигла жителей деревни Фроловка.
             Одна из уцелевших групп 771 сп выходила из окружения в направлении на Орёл, двигаясь вдоль Карачевского шоссе.                      Воспоминания помощника начальника штаба 771-го стрелкового полка Ляшко П. А. о том, какую картину они застали, придя во Фроловку, не возможно читать без содрогания, а повторить здесь просто нельзя. Могу только написать, что в живых они никого не застали.
                Не могу не привести ещё один пример героизма и безграничной преданности воинов Горьковской стрелковой дивизии. Достойный благодарной памяти потомков и чувства гордости за деяния тех, кто жил раньше нас.
             Процитирую фрагмент из книги В. Киселёва «Однополчане» - «С отрядом майора Зайцева и капитана Малахова шла и группа, выносившая из окружения казну дивизии. Когда в первые дни окружения было оставлено все лишнее имущество, и каждый взял только оружие, три человека — начальник полевого отделения Госбанка Лексин, старший кассир Мокрецов и бухгалтер Медведев тоже стояли перед выбором: нести ли казну? Тащить на себе несколько тяжелых мешков с деньгами по лесам, сотни километров… Дойти с деньгами до своих — почти никаких шансов. Попасть в руки врага или погибнуть из-за этих денег можно было легко и быстро. И все-таки чувство долга не заставило этих людей колебаться ни минуты. Конечно, нести! Они еще не знали, что им придется идти 52 дня и 700 километров по глухим лесам и болотам, мимо деревень с гарнизонами гитлеровцев, когда можно было попасть в засаду и расстаться не только с деньгами, но и с жизнью.
             Никто из их спутников не знал, что у этих голодных, исхудавших людей, питавшимися ягодами и кореньями, почти миллион рублей. Никто бы их не наказал, если бы они в этих условиях уничтожили деньги, но они и мысли не допускали об этом. Совершенно выбившиеся из сил, в лаптях и рваной одежде, но с миллионом за плечами, Валентин Медведев и Григорий Мокрецов в конце ноября все же вышли из окружения. (Николай Лексин, совершенно обессилевший, остался по пути в одной из деревень). Герои доставили деньги в Москву, сдали их в Госбанк СССР, все до копеечки
».
               Полагаю, что, прочитав эту заметку, вы, как и я при работе над материалом, испытаете чувство гордости и за Александра Матвеевича Соколова, выходившего из окружения в форме и со всеми документами, что само по себе представляло потенциальную опасность. За солдат и офицеров 137 Горьковской стрелковой дивизии, являвших массовый героизм в первые, самые трудные дни войны, и сохраните благодарную память о них, живых и павших.

                Выражаю глубокую признательность заместителю главы администрации города Нижнего Новгорода по взаимодействию с органами государственной власти и местного самоуправления, вице-мэру Ляпину Алексею Михайловичу, Николаевой Наталье Львовне - внучке А. М. Соколова, семье Александра Васильевича Новикова и другим, принявшим участие, за любезно предоставленную информацию и фотоматериалы.

 

Рейтинг: +7 Голосов: 7

Пожалуйста, зарегестрируйтесь или войдите под своим логином.
Только зарегестрирвоанные пользователи могут комментировать.